Бесконечное путешествие

Как не просидеть всю жизнь дома

Трек вокруг Аннапурны в сезон дождей: Муктинат – Кагбени (10 августа)

Сегодня мы нашли окаменелого моллюска, увидели хранителей Кагбени и познакомились с художником, книгу которого мне задавали прочесть, но я так это и не сделала. Но самое главное: я, наконец, увидела яков!

Сегодня мы решили немного отоспаться. Все-таки место достаточно цивильное, так что завтрак мы заказали с вечера. “Отоспаться” в нашем случае значило встать часов в 7. Это позже рассвета, но небо, которое мы увидели в окно в 5 утра ничего интересного не предвещало, так что мы снова уснули. Завтрак мы заказали к восьми, чтобы быстро перекусив, отправиться в путь. Так как мы перевалили через Торунг Ла и идем по руслу Кали Гандаки, наш дневной переход сокращается. Но надо стараться успевать заселяться в гест до начала ветра.

На завтрак нас не позвали. Это вызывало нехорошие мысли. За время трека мы поняли, что если тебя не зовут с утра на завтрак то вариантов немного:

1. Ты его не заказал. Или непальцы непоняли, что это был заказ завтрака. Поэтому завтрака нет.

2. Про тебя забыли. Поэтому завтрака нет.

3. Нет продуктов для заказанных блюд. Соответственно, итог такой же, как и в предыдущих пунктах.

Так как завтрак был точно заказан, и девушка, принимавшая заказ кивала головой и повторяла, как заведенная “yes… yes…”, то мы склонялись ко второму и третьему вариантам. Оказалось, что третий вариант был ближе всего к происходящему. В “Бобе Марли” на завтрак подают ограниченный круг блюд. Правда, вчерашняя официантка нас об этом почему-то не предупредила. Пришлось срочно заказывать вместо спагетти омлет и тосты. Мы уже пожалели, что решили поспать подольше.

Но, как бы то ни было, вышли из геста мы в полдевятого.

Для начала отметились на очередном чек-посте и пошли в сторону Кагбени мимо джип-стейшена. На остановке стояло несколько машин. Вроде и джипы, а колеса стерты до состояния шоссейных.

Сегодня на одном из таких джипов должен был уехать в Покхару один наш знакомый американец. У парня на завтра или послезавтра было забронировано участие в рафтинге, так что ему надо было во что бы то стало спуститься. Надеемся, что он все же успел. Потому что сделать в Непале что-то как рассчитывал зачастую почти невозможно. Но об этом позже.

Мы решили продолжить трек пешком, благо торопиться было некуда.

По дороге опять встретили украинцев. Догонять не стали. После вчерашней встречи около перевала у нас было какое-то обоюдное ощущение неловкости.

По пути мы увидели пристанище вчерашних артистов. Они поставили свои разноцветные палатки на площадке у небольшой ступы. Видимо, там у них планировалось еще одно выступление.

Первый населенный пункт на нашем пути был Джаркот.

В Джаркоте можно увидеть руины старого форта.

Даже дома местных жителей “растут” из какой-то старой постройки с маленькими окошками.

Под пасмурным небом Джаркот выглядел совсем сурово и не жизнерадостно.

Путь наш лежал по мощеной улочке, мимо разлившегося ручья под сенью деревьев с огромными листьями. По виду сильно напоминавшими тополиные.

Мимо стены с молельными камнями.

Вперед, к Кали Гандаки и солнечному Мустангу.

У этих забавно расчерченных полей мы повстречали группу французов, собирающихся на Мустанг-трек.

Господа были переполнены осознанием того, что идут дорогостоящий трек, не то что мы, нищеброды. Так что даже отвечать на наше приветствие не стали. Зато их гид оказался нормальным парнем. Кит проболтал с ним минут десять.

За Джаркотом я заметила, что за нами кто-то идет. Жизнь в России приучила меня крайне не любить, когда кто-то в безлюдной местности идет у меня за спиной. Так что я притормозила на фотостоп и пропустила вперед небольшую компанию. Мальчишка убежал вперед, а двое парней шли, держась за руки и о чем-то весело болтали. Я опять вспомнила о наших цивилизованных предрассудках… и сфотографировала удаляющихся парней.

Чем ближе мы подходили к Мустангу и реке Кали Гандаки, тем лучше становилась погода.

Ветер разметал низкую облачность на мелкие пушистые облачка.

Растительности вокруг становилось все меньше.

Зеленый пейзаж постепенно превращался в пустыню.

А где-то вдали виднелся залитый солнцем Мустанг. Стало понятно, почему Мустанг-трек считается оптимальным для сезона дождей.

На другой стороне, за рекой, виднелись какие-то пещеры.

К 11 утра начал подниматься ветер, а в 12 он уже пытался просто сдуть нас. Фотографировать со штатива стало невозможно, так как мой трехногий друг все время пытался куда-то уехать. Двадцатикилограммовый рюкзак Ника, поставленный на землю, постоянно заваливался от порывов ветра. Да что рюкзак, даже меня покачивало от этого. Песок и мелкие камушки крутились в воздухе. Пришлось надеть солнцезащитные очки и натянуть банданы на нос.

А вот как мы выглядели (фото сделано уже в Кагбени).

Вот этот кустик, встреченный нами по дороге, оказался акацией. Правда, очень маленькой. Видимо больше она не может вырасти из-за ветра.

По дороге я озадачилась поиском салиграмов. Салиграмы – это окаменелости, которые можно найти в русле Кали Гандаки и поблизости. Они представляют собой аммонитов, сокрытых в округлых камнях. То есть, сразу непонятно, есть в этом камне что-то интересное или нет. Так что найденные черные камни надо раскалывать. Подобные окаменелости можно купить за недорого в Катманду, Покхаре, да и любой деревне на треке, за перевалом. Но это неспортивно. Поэтому Нику периодически приходилось разбивать камни, которые я тащила и тащила ему. В какой-то момент ему это надоело и искать окаменелости дальше он отказался. Так как сама я расколоть камень не могла, пришлось искать уже “готовые”. Надежд было мало, в большинстве отчетов о треке пишут, что окаменелости не нашли. Но мне повезло. Я разглядела на дороге маленький огрызок салиграма. Не такой, конечно, красивый, как те, что продают непальцы, зато халявный и собвстенноглазно обнаруженный.

Мы видели, как происходит поиск салиграмов на продажу, но расскажем об этом в другой раз. А пока пошли дальше.

Первоначально мы планировали идти через Экле Бати сразу на Джомсом, не  заходя в Кагбени. Но подумав, все же решили удлинить себе маршрут и посетить эту деревню. Тем более, что вышли мы поздно и ветер задувал во всю.

Мы шли по пустыне, где-то вдали маячили холмы Мустанга, но впереди не было видно ничего напоминающего деревню.  Но согласно gps до нее осталось совсем недалеко. Когда мы уже решили, что точка на карте в gps поставлена неверно, перед нами открылась долина ручья Джонг – притока Марсиангди. Деревня оказалась гораздо ниже плато, по которому мы до этого шли. Зато склоны этой “чаши”, по дну которой струится Джонг Хола частично защищают деревню и окрестные посевы от ветра.

Кагбени находится на границе двух долин: Мустанга и Муктината.

Оцените ширину Кали Гандаки рядом с Кагбени:

Нам чем-то приглянулся “Dragon Hotel” с огромными во всю высоту комнат окнами, стоящий прямо на входе в Кагбени. Тем более, что визитка с названием этого геста попалась нам на барной стойке в Бобе Марли. Номера были еще лучше, чем там. Две полутороспальные кровати с полноценными матрасами, пушистыми одеялами, ковролин на полу. И в ванной комнате все как надо, даже вода горячая есть.  Но стоило это 500 рупий. Кит поторговался и нам сбросили до 250. Один недостаток у геста – порции еды меньше, чем обычно.

Пообедав, мы решили прогуляться по деревне. Если верить ACAP’овской рекламке здесь много интересного.

Еще издали мы заметили высящийся в центре деревни полуразрушенный дворец Каг Хар, принадлежавший одноименной династии. В нем было 108 комнат. Каг Хар был важным укрепленным дворцом на Большом соляном пути. Кагбени позже тоже был построен в виде крепости: улочки-тонелли, переходы, в которых неместному очень сложно ориентироваться. Они служили защитой, как от ветра, так и от бандитов.

Помимо дворца в Кагбени еще есть фигуры, изображающие духов-хранителей деревни. Называются они Хени.

– Хени? Сами не найдете, – качает головой хозяин геста. Но мы решаем все же попытаться.

Вдали показалась знакомая вывеска, закрепленная на одном из домов: желтая буква М на красном фоне. Что, конечно, сразу вызвало непроизвольное слюноотделение. Правда, при более близком рассмотрении вожделенный McDonalds трансформировался в YacDonalds.

За столиком перед входом в кафе расположилась группка туристов, разговариющих на немецком. Так как с немецким у нас не очень, скорее даже, никак, то поздоровались мы с ними на английском. Трое (мужчина и две девушки) оказались из Австрии, а еще один мужчина из Лас Вегаса, США. Собственно, он нам и объснил кто откуда, так как австрийцы владели английским, как мы немецким. В свою очередь американец поинтересовался:

– And where are you from?

– Russia.

– And where do you live в России? – улыбнулся мужчина, – на самом деле я тоже родом из России, но сейчас живу в США.

Мы были удивлены: не ожидали встретить соотечественника, пусть и бывшего.

– Ален Тагер, художник, – представился новый знакомый и пригласил нас присоединиться к их полднику.

Мы недолго посидели, пообщались, но полднимчать не стали, так как хотели осмотреть Кагбени. Вдобавок, оказалось, что наши новые знакомые остановились в том же гесте, что и мы. Так что мы решили пообщаться за ужином.

Найти скульптуры оказалось делом непростым. Кагбени имеет не одну улицу, так что пришлось поплутать по проулкам в поисках Хени. Сперва была обнаружена Хени-женщина, вылепленная со всеми женскими подробностями.

Побродив еще, мы нашли и Хени-мужчину, аналогично сделанного наивозможно подробно.

Посмотрев на второго духа-хранителя Кагбени, мы поняли, что дошли до края деревни. Дальше начинается Мустанг. Помните, я упоминала про пермит за 500 долларов и трек только в сопровождении гида? Вот это туда. Даже солдат стоит. Правда, к нам он интерес быстро потерял, как и местные жители, отвлекшиеся от строительства, чтобы поглазеть на нас. Солдат даже телефон достал, чтобы что-то сфотографировать. А непальцы загомонили на что-то показывая друг другу.

И тут на мощеную улицу вышли яки! А я уже и надеялась их увидеть! Все-таки лето, и на высоте в три с небольшим тысячи метров над уровнем моря по ячьим меркам сейчас жарковато. Но больше удивила реакция местных! Они-то с чего так удивились и обрадовались якам? Мы так и не поняли.

Яки выглядят потрясающе. Огромные, меховые… Язык не поворачивается назвать этих существ коровами. Они невозмутимо шли, не обращая внимания на гомон непальцев и лай забравшейся на крышу ближайшего дома собаки…

Невозмутимость эта продолжалась до тех пор, пока путь якам не преградила, разделявшая надвое улицу стена с молельными барабанами… Один из яков тишком оторвался от остального стада и стал обходить стену справа. В общем, совсем не по-буддийски. Остальные же дисциплинированно пошли с погонщиком слева. Погонщик недостачу заметил и побежал за отбившимся от стада яком. Оставленные без присмотра рогатые обрадовались и загнали всех зевак на ступеньки ближайших домов.

Особенно агрессивно они реагировали на попытки солдатика призвать яков к порядку. Его обратно загоняли на ступеньки очень быстро. На меня, прыгающую на почтительном расстоянии от них с фотоаппаратом тоже реагировали как-то недобро, но спокойнее. Тем не менее, меня на ступеньки тоже в итоге загнали. Фотосессия закончилась. Мы, вместе с солдатом и местными уже начали скучать, прижавшись к стенах домов, так как яки стали подходить совсем близко к ступеням.

Но тут вернулся погонщик, который прогнал отбившегося яка с противоположной стороны стены, воссоединил его с остальным стадом и вернулся обратно. Увидев, что творят его питомцы (а они уже тянули свои морды с хранителю порядка) погонщик рассвирепел и выхватив из-за спины палку-погонялку ринулся на яков с гортанным г-ха и, судя по всему, крепкими непальскими ругательствами… Мы подумали, что сейчас достанется и ему. Не тут-то было. Яки сбились в кучу, под многими из них внезапно образовались лужи – вот насколько они боятся низкорослого (ниже меня) сухопарого погонщика и ломанулись в противоположную от него сторону.

Мы еще немного побродили по узким улочкам-тоннелям Кагбени.

Посмотрели на буддийские ступы.

А когда ветер стал задувать совсем сильно, пошли в гостиницу. По дороге увидели мохнатого теленка – решили, что это ячек. Низкое “муууу” убедило нас в этом еще больше. А одного из рыжих ячеков, встреченных по дороге к гостинице, я даже погладила. Провела рукой по жесткой шерсти и поглядывающий с опаской на меня ячек, разомлел.

Остановились у одного из магазинчиков, чтобы купить мне сникерс. Я стала лопать шоколадные батончики в Непале в неимоверных количествах. Кит понимал, что бороться с этим бессмысленно, так что свои пару марсов или сникерсов в день я получала. Пока Кит закупался шоколадом, ко мне подошел сухонький деда, за спиной у него в непальском подобии модного нынче слинга сидела маленькая внучка. Деда стал что-то сбивчиво объяснять указывая на девочку. По непальски я понимала точно также, как он по английски, а Ника, который, кажется, может объясниться с кем угодно, как назло все еще не было.

– Money? – спросила я.

Деда помотал головой.

Тогда я дала девочке конфету, она ее флегматично забрала. Но и это было не то, что хотел от меня деда. Теряясь в догадках я в задумчивости погладила девочку. Деда расплылся в улыбке. Оказывается, вот что он хотел. Я еще немного потетешкала девочку и деда довольный потопал дальше. Зачем, он так долго пытался донести до меня, чтобы я погдадила ребенка, я так и не поняла. Хотя с желанием дотронуться до меня я уже сталкивались: мальчишка в Чаме подбежал ко мне, дотронулся и убежал. Зачем, почему? Так и не поняла. Вот когда что-то просят: деньги, конфетку, ведь куда понятнее?:)

Вечером мы встретись в столовой с Аланом и австрийцами. Алан стал уговаривать нас остаться в Кагбени подольше, но мы боялись тратить время – по информации местных ниже по дороге отсутствует мост, а так как сейчас сезон дождей, то в руслах пересыхающих на осень-весну рек наличествует вода. Так что надо будет искать брод или что-то придумывать. Чем только не соблазнял нас Алан: даже предлагал сходить к какому-то местному светилу тибетской народной медицины, который предсказывает болезни посетителя на пять лет вперед. Но мы решили все же завтра идти в Джомсом.

А снаружи бушевал ветер, поднимая над Кали Гандаки облака пыли.

Дальше разговор пошел об искусстве, о книгах, над которыми работает сейчас Алан. Оказалось, что в Непал он приехал писать книгу о взаимоотношениях и живет в Кагбени довольно долго. Потом он упомянул о своей предыдущей книге под названием “Искусство суперсимметрии”.

– Знакомое название… – пробормотала я.

Но Алан меня расслышал:

– Я рассуждаю там о фиолетовом цвете в искусстве. Если посмотреть на картины, то фиолетовый цвет стал не так давно встречаться на них. До этого были оттенки других цветов, похожих на фиолетовый. Но не он.
– Так это вашу книжку нам задавали на “Композиции” прочесть! – воскликнула я. О том, что я ее, как ленивый студент, не прочла, как не обязательную, я упоминать не стала.

Алан был приятно удивлен. Стоит упомянуть, что сам он был одет в футболку и кофту его любимого фиолетового цвета.

Поговорив об упоминании фиолетового в литературе и послушав рассказы Алана о его знакомых: Борисе Гребенщикове, Викторе Цое и других известных людях, я ушла на закатную съемку.

А Кит остался с новыми знакомыми. На выходе из деревни за мной увязалась собака, которую я неосмотрительно погладила днем. И ячек, еще плохо стоящий на ногах. Причина была та же самая – я его почесала за ухом пару часов назад. И эта замечательная парочка во всю портила мне кадры, как нарочно, крутясь перед фотоаппаратом. Так что в итоге я плюнула на фотографию и стала гладить и чесать зверье.

За день пройдено около 14 километров.

Сброс с 3694 до 2837 метров. Общий набор – 438 метров, общий сброс – 1260 метров.

За день потрачено 2450 рупий.

И как обычно, карта трека за день.

Все этапы этого путешествия:
Трекинг вокруг Аннапурны в сезон дождей: перелет (21-22.07.2011), Катманду (23-24.07.2011), Катманду – Бульбуле (25.07.2011), Бульбуле – Бахунданда (26.07.2011), Бахунданда – Шричаур (27.07.2011), Шричаур – Тал (28.07.2011), Тал – Данакье (29.07.2011), Данакье – Чаме (30.07.2011), Чаме (31.07.2011), Чаме – Писанг (1.08.2011), Писанг – Мананг (2.08.2011), Мананг (3.08.2011), Мананг – Tilicho Base Camp (4.08.2011), Tilicho Base Camp – озеро Тиличо – Tilicho Base Camp (5.08.2011), Tilicho Base Camp – Мананг (6.08.2011), Мананг – Ледар (7.08.2011), Ледар – High Camp (8.08.2011), High Camp – перевал Торунг Ла (9.08.2011), перевал Торунг Ла – Муктинат (10.08.2011), Муктинат – Кагбени (11.08.2011), Кагбени – Марфа (12.08.2011), Марфа – Лете (13.08.2011), Лете – Татопани (14.08.2011), Татопани – Покхара (15.08.2011), Покхара (16-17.08.2011), Покхара – Катманду: забастовка в Непале (18.08.2011), Катманду (19.08.2011), возвращение (20-21.08.2011). Слайд-шоу о треке.

Понравилась статья? Будет много интересного! Подпишитесь на обновления:

Поделиться в соц.сетях

Ваш email не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

*