Бесконечное путешествие

Как не просидеть всю жизнь дома

Трек вокруг Аннапурны в сезон дождей: перевал Торунг Ла – Муктинат (9 августа)

В этой части мы увидим национальный непальский праздник, перестанем комплексовать из-за своей физической формы. И, наконец, поедим мясо!

Мы стояли на перевале, дальше идти совершенно не хотелось. Но были причины поторопиться. На часах примерно полдевятого утра. То есть, через пару часов по долине реки Кали Гандаки может начать дуть ветер. Даже скорее всего начнет. Потому что упоминания про этот нереально сильный ветер мы встречали в почти всех отчетах путешественников, которые мы прочли перед поездкой в Непал. Напомню, что этот, достигающий двадцати метров в секунду, ветрила может не только запорошить глаза, забить нос и рот пылью (что тоже неприятно), но и сбить с ног.

Некоторый ветерок ощущался. Но это было вполне терпимо. Ну прилетит изредка мелкий камушек. Делов-то… Тем более, что ветер не ощущался, когда мы спускались в ложбину между холмами.

Путь по этой каменистой пустыне от High Camp’а и после перевала отмечен вбитыми в землю железными трубами. Стоят они на таком расстоянии друг от друга, что по ним можно ориентироваться даже в туман, когда тропа на однотонном малоконтрастном фоне незаметна. А темные вешки можно различить даже в туманном мареве.

После перевала возле тропы иногда попадались “скамьи”, сложенные из камней с гордой надписью ACAP, красующейся на каком-нибудь крупном булыжнике. Зачем надпись – я так и не поняла. Спереть такую “скамью” – не сопрешь, разве что частями. Но собрать ее потом обратно будет сложно. Тем более кому эти камни нужны, если их вокруг превеликое множество. Возможно, это тонкий намек, что ACAP думает о нас?

1600 метров вниз… Иногда я думала, что лучше идти вверх. Если до Торунг Ла я ни разу не натерла ноги, то теперь каждый вечер я находила на ступнях новые мозоли-волдыри. Да, мама мне говорила, что вскрывать мозоли нельзя. Но иначе идти было просто невозможно. К вечеру и так каждый шаг отзывался болью. Суставам тоже пришлось несладко. Ноги же уже привыкли две недели идти почти лишь наверх. А тут вдруг такой крутой спуск! По уму надо было купить бандажи из эластичного бинта на колени. Они продавались и в Катманду, и в Чаме. В Катманду мы их купить забыли. А пройдя до Чаме, решили, что нам и так нормально идется.

Так как спуск за перевалом достаточно крутой, то мы вскоре вошли в зону, где начали попадаться растения. Вот, например, земляника – судя по листочкам.

АСАРовских скамеек давно не встречалось, поэтому я потребовала передышки около небольшой груды камней. Туман над местностью, казалось, становился лишь гуще. Вот, кажется, пять минут назад там, в метрах пятидесяти от нас был большой камень, а сейчас туман растворил даже его.
Я сидела на рюкзаке и пыталась хоть что-то разглядеть через разлившееся вокруг марево, когда услышала где-то рядом русскую речь. Судя, по тому, что Кит оторвался от поедания припасенного spring roll’а, он тоже услышал разговор.

Голоса становились все ближе… И вот из влажной дымки протаяли два силуэта… Украинцы!

– Здрасьте… – удивились мы друг другу.

– Мы решили выйти позже сегодня, так как на ветра сейчас несезон, – превентивно стал оправдываться украинец.

И тут из тумана вышел невысокий портер-непалец, навьюченный двумя рюкзаками украинских туристов.

Мы несколько, кхм, удивились…

Перехватив наш взгляд, туристка пояснила:

– Мы решили, что на этом участке пути нас ничего не должно отвлекать. Даже рюкзаки.

Сдерживая хихиканье, мы пожелали украинцам приятной дороги.

Когда они скрылись за холмом, я потребовала:

– Дай карту!

– Тебе прямо сейчас надо? – грустно поинтересовался Кит. Копаться в рюкзаке ему не хотелось.

– Ага. Мне срочно надо избавится от комплекса неполноцености.

Карту Кит достал, и мы вдвоем углубились в ее изучение. Стало ясно, что украинцы ненамного “проходимее” нас. Поэтому мне было интересно, как же они за день сбегали до Тиличо и обратно.

– Они не могли быть на Тиличо, – покачал головой Кит.

– Почему?

– Потому что дорога там одна, и мы должны были их обязательно встретить. Точнее, даже дважды встретить. Сперва, когда они шли туда, а потом, когда обратно. Ведь в тот день, когда они “сбегали до Тиличо”, мы как раз были на озере. Странно, что мы раньше об этом не подумали.

Мы снова уткнулись в карту. В чем же дело?!

– Kicho Lake! – одновременно воскликнули мы. Украинцы “бегали” скорее всего не до Tilicho, а до Kicho. Из Мананга до Кичо и обратно – как раз день, если верить путеводителям, а то и меньше.

На душе стало сразу легко. Комплексы испарились, и мы потопали дальше.

По пути мы прошли мимо ооочень грязной полянки. Множество бутылок, как от воды, так и от алкоголя, фантики, пустые упаковки от сладостей. Мусор тут явно туристического происхождения, видимо многие отмечают здесь прохождение главной точки путешествия. Естественно, что мусор здесь ACAP, если и убирает, то крайне редко. В общем, видеть такое безобразие туристического происхождения было крайне неприятно. Вздохнув, пошли дальше.

Вдали стало немного растягивать туман, и оказавшееся за островерхой горой солнце напомнило мне лучезарный нимб.

– Смотри! – крикнула я идущему впереди Нику. Тот остановился, с интересом глядя в указанную сторону.

Пока я доставала из рюкзака фотоаппарат, солнце за горой снова скрылось в дымке.

– Ну вот… Опять все затянуло… – проворчала я.

– Ничего не затянуло, – пожал плечами Кит, – сама смотри.

Но я ничего не видела. И лишь, когда спустилась буквально на десяток шагов к нему, моему взору открылся потрясающий вид: окошко в облаках на раскинувшуюся за Кали Гандаки провинцию Мустанг. Пасмурное небо и серые краски – на нашей стороне и буквально светящийся от солнцечных лучей Мустанг вдали.

Солнце то подсвечивало деревушку на другом берегу Кали Гандаки, то скрывалось в облаках.

Десять минут было посвящено фотографированию и любованию видом. А потом облачное окошко затянуло.

До Муктината, куда нам сегодня надо было во что бы то ни стало дойти, было уже недалеко.

Тропа вывела нас к довольно крутому склону. Налево уходил хорошо укатанный грейдер, а круто вниз падала со склона козья тропа. Мы выбрали грейдер. Почему-то о том, что грейдер явно будет вилять серпантином и мы пройдем приличное лишнее расстояние, мы совершенно не подумали. Мы шли по мокрым скользким камням, которыми был отсыпан грейдер. Со всех сторон нас обнимал непроглядный туман, так что теперь азимутовать по склону было страшновато. Нам оставалось лишь продолжать следовать изгибам этого серпантина. Где-то справа показались первые гесты. Это еще не Муктинат, а какая-то крохотная деревушка. Сейчас гесты были закрыты. Видимо в сезон здесь останавливаются самые уставшие туристы.

Очень радовало то, что в долине тумана не было. Облако осталось выше и мы, наконец, могли оглядеться.

Дорогу преградил бурный горный ручей. Пришлось перебираться на другой берег по камням. Тропа раздваивалась. Направо уходила хорошо накатанная дорога, а налево – малозаметная тропка. Причем, GPS и указатель, поставленный на развилке предлагали идти налево. Поверили gps’у и указателю. Учитывая, что раскинувшаяся перед нами огромная долина, ограниченная горами, не позволяла толком понять куда идти, ошибка могла вылиться в несколько лишних километров. Но огромный камень, с написанной разноцветной краской мантрой, принятый нами поначалу за юрту, подтвердил правильность выбора.

В долине паслось стадо коров. Нас отделял от них ручей. Когда нам в очередной раз надо было перейти его, буренки вдруг неожиданно поняли, что им что-то срочно надо на нашем берегу. Всему стаду… Десяток коров вбежали в ручей, совсем рядом от нас, поднимая в воздух брызги. Скользкие мокрые камни под ногами равновесия не добавляли. Таким образом, переправа стала гораздо интереснее.

Наконец, мы дошли до места, откуда стал виден Муктинат – цель нашего сегодняшнего перехода.

На этой кликабельной панораме Вы можете увидеть белый длинный забор. Вот за ним и находится монастырь, который носит название Муктинат. А населенка, находящаяся дальше, где останавливаются после перевала через Торунг Ла туристы, носит название Ранипава. Правда, на всех гестах название населенки разное. У кого написано Муктинат, у кого – Ранипава. Но в интернете это место чаще называют Муктинатом.

Очень жалею, что мы не посетили монастырь. Когда мы увидели колючую проволоку мило задрапированную флажками Лунгта над высоченным забором, то подумали, что это место закрыто для посещений. Дома, просматривая чужие записи о прохождении трека, мы узнали, что это не так. Жаль, что эти отчеты не попались нам раньше.

Мы пришли в деревню достаточно поздно. Но ветра все не было. Видимо, нам просто повезло. Этот день был исключением из правил.

В Ранипаве мы встретили американскую группу. И были приятно удивлены, что ребята за нас волновались. Девушке, которая вот уже два дня сильно мучалась от горняшки, явно полегчало, и теперь она активно мне сочувствовала. Мол, мы пришли позже всех, значит идти мне очень тяжело и так далее. Объяснения, что все отлично, и мы часто останавливались на фотостопы и пропустили всех, чтобы в одиночестве сфотографировать рассвет и побыть одним на перевале, доверия не вызывали. И девушка продолжала меня жалеть.:)

А в Ранипаве (или все же Муктинате?) шел полным ходом какой-то местный непальский праздник.

Так как роль сцены выполняла какая-то полянка, а место, где будет происходить следующая часть представления, было несколько непредсказуемо, пришлось фотографировать издали, чтобы случайно не помешать артистам.

Десятка два местных жителей и человек пять “бледнолицых” наблюдали за скачущими на конях бравыми непальцами.

Наибольшую симпатию вызвал у зрителей номер с лошадкой, которая никак не хотела везти самого нескладного непальца куда-то. По всей видимости, навстречу приключениям.

Вообще действо было интуитивно непонятно. Ну разве что кроме номера с упрямой лошадкой.

Сперва, оседлавшие своих коней непальцы, куда-то ускакали.

В это время непальские женщины надели на головы интересные национальные уборы. Если я не ошибаюсь, то одежда на женщинах тибетская.

Потом всадники вернулись.

Женщины еще немного поводили хоровод и праздник закончился. Но не потому, что у выступающих больше не было номеров…

а потому-что две девушки-пастушки, оставили стадо коров без присмотра пастись неподалеку, а сами пришли смотреть на представление. В какой-то момент коровы решили, что на месте выпаса они уже все доели, и отправились на поиски нового места. А новым местом оказалось как раз то, где разворачивалось действо. Тут-то пастушки спохватились, но было поздно. Коровы, не реагируя на выкрики и жесты девушек, упрямо перли на понравившуюся им полянку.

В общем, на этом праздник закончился. И мы отправились в гест. Если идете Around Annapurna обязательно загляните в “Боб Марли”.

Он на самом деле прикольный! На первом этаже есть бильярд. Американцы, хотя и заселились в другом гесте (видимо, куда портер привел), весь вечер протусовались в “Бобе Марли”.

Покажу немного фотографий геста. Качество – так себе, но доставать штатив было лень. Так что будет “шумно”, но представление о гесте получите.:)

Нам достался номер с кроватями, укрытыми гламурно-розовыми пушистыми одеялами. В каждом номере одеяла разных цветов. Где-то желтые, где-то фиолетовые. Правда, зеленые стены номера смотрятся немного мрачновато. Зато палас на полу и зеркало на стене вызвали у нас удивление. До этого мы их в гестах на треке не встречали.

Диковинные звери, нарисованные на стенах геста, невероятно поднимают настроение.

Комнату нам сдали, как обычно, за 100 рупий. Хотя в сезон тут цены гораздо выше. В “Бобе Марли” строгие правила насчет питания. Если питаешься в каком-то другом гесте, то цена проживания в “Бобе Марли” вырастает просто астрономически.

А на ужин мы заказали пасту с фрикадельками.

Кухня тут уже больше европейская, есть мясо. Правда, работники по-английски почти не понимают. Дело в том, что почти все сотрудники геста уехали на время сезона дождей на заработки в Катманду и Покхару. Ну а те, кто сейчас обслуживает народ, видимо, в сезон выполняют роль уборщиков, посудомоек и так далее. В общем, тех, кому знание английского без надобности.

Гест нам понравился.  Даже возникла мысль никуда завтра не идти, а отдохнуть еще денек в Ранипаве.

Ниже карта сегодняшнего трека. High Camp на ней не подписан. Он расположен там, где начинается трек и находится обозначение кэмпинга.

За день пройдено около 17,5 километров.

Набор с 4877 метров до 5416 с последующим сбросом до 3694. Общий набор – 786 метров, общий сброс – 1965 метров.

За день потрачено 2150 рупий.

Все этапы этого путешествия:
Трекинг вокруг Аннапурны в сезон дождей: перелет (21-22.07.2011), Катманду (23-24.07.2011), Катманду – Бульбуле (25.07.2011), Бульбуле – Бахунданда (26.07.2011), Бахунданда – Шричаур (27.07.2011), Шричаур – Тал (28.07.2011), Тал – Данакье (29.07.2011), Данакье – Чаме (30.07.2011), Чаме (31.07.2011), Чаме – Писанг (1.08.2011), Писанг – Мананг (2.08.2011), Мананг (3.08.2011), Мананг – Tilicho Base Camp (4.08.2011), Tilicho Base Camp – озеро Тиличо – Tilicho Base Camp (5.08.2011), Tilicho Base Camp – Мананг (6.08.2011), Мананг – Ледар (7.08.2011), Ледар – High Camp (8.08.2011), High Camp – перевал Торунг Ла (9.08.2011), перевал Торунг Ла – Муктинат (10.08.2011), Муктинат – Кагбени (11.08.2011), Кагбени – Марфа (12.08.2011), Марфа – Лете (13.08.2011), Лете – Татопани (14.08.2011), Татопани – Покхара (15.08.2011), Покхара (16-17.08.2011), Покхара – Катманду: забастовка в Непале (18.08.2011), Катманду (19.08.2011), возвращение (20-21.08.2011). Слайд-шоу о треке.

Понравилась статья? Будет много интересного! Подпишитесь на обновления:

Поделиться в соц.сетях

  • twitter.com Daniel M. сказал:

    Ссылку на псто “Муктинат – Кагбени (11.08.2011)” в области “Все этапы этого путешествия:” можно поставить))

    • nord_tramper сказал:

      Поправлю позже во всех постах сразу )

Ваш email не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

*