Бесконечное путешествие

Как не просидеть всю жизнь дома

Трек вокруг Аннапурны в сезон дождей: Мананг – Ледар (7 августа)

Предлагаем Вам насладится прекрасным непальским утром и дойти  с нами до Ледара. До перевала Торунг Ла осталось совсем немного!

Утро наши соседи-китайцы провели за созерцанием гор с веранды геста. Каюсь, я мешала им в этом, так как проспала рассветную съемку, а это был единственный раз на маршруте, когда я проспала рассвет, и один из двух раз, когда с утра не было густой облачности. В общем, убежать со штативом и фотоаппаратурой подальше я не успевала и крутилась со всем этим во дворике геста, чтобы успеть хоть немного пофотографировать, пока солнце низко.

Снежные шапки выглянули из облаков. Воздух быстро нагревался, о чем свидетельствовал далекий хруст ледников.

Утро было волшебное! Лучи низкого солнца разрисовали зеленые склоны холмов.

Находящееся через дорогу от геста поле гречихи удачно вписывалось в кадр.

Вдали солнышко позолотило ежик травы на холме со ступой.

В воздухе разносился крепкий аромат жженого можжевельника. Хоть Таши во многом ведет себя, как европеец, но каждое утро окуривает можжевельником свой дом и участок, как и многие поколения его предков.

Я пока буду рассказывать о других событиях того утра, а Вы наслаждайтесь его красотой, хотя бы на фотографиях.

Кит пришел с переговоров с портером в глубокой задумчивости. Найденный Таши портер затребовал за два с половиной дня (с половиной, так как после перевала я готова была нести рюкзак сама) 10000 рупий. Угу, Вы не ошиблись, десять тысяч. То есть по 3400 за день, если исходить из того, что полных дня все же три. То есть почти 50 долларов в день! Таких цифр мы не видели ни в одном отчете, ни в одном справочнике по треку. И они были для нас полной неожиданностью. Кит поинтересовался:

– Почему так много? Везде пишут 15 долларов. Ну максимум 30.

– Так мне же еще обратно идти, – заявил потенциальный портер, – за эти дни тоже надо платить.

В итоге путем долгих препирательств Кит сбил сумму до 8000. Дальше непалец торговаться не хотел, заявляя, что тут он больше заработает. Учитывая, что на весь путь с нами и обратно у него ушло бы 4 дня, и он говорит, что заработает тут больше… 2000 в день, то есть примерно 30 долларов… Короче, больше в крайнюю нищету непальцев я не верю вообще. Во всяком случае, в нищету непальцев, живущих на треке.

Разговор Ника и непальца закончился уговором, что Кит идет согласовывать сумму со мной, а непалец “щас сходит в туалет и придет”.

Услышав сумму, я сказала, что попру свой рюкзак сама, а на вырученную сумму (ну Кит же отдаст мне то, что обещал непальцу за выполнение сходной работы?) я куплю противодождевую защиту для фотоаппарата, цветные фильтры и…

Пока я мечтала, Кит забрал часть вещей из моего рюкзака себе. В общем, к услугам портера мы решили не прибегать.

Хочу уверить, что я не капризничала, когда говорила, что мне тяжело тащить рюкзак. Причем поначалу я несла его нормально, хотя и давил он немилосердно. Причем не на руки или плечи давил. Из-за пришедшей в негодность жесткой спинки, которая перестала выгибаться от спины, а стала делать это наоборот к спине, мне стало тяжело дышать. Сначала это было вполне терпимо, но с набором высоты стало совсем тяжело. Причем, если груз перевешивали вперед, все было отлично. Например три  кило фотоаппаратов на пузе  воспринимались совершенно нормально, а если мы клали их в рюкзак, идти я уже не могла. Но к сожалению, спальник или босоножки на пузо не перевесишь, так что Кит забрал их себе.

Решение принято, оставалось лишь сказать о нем, ушедшему до ветру непальцу. Прождав его два часа после разговора, но так и не дождавшись, мы решили, что пора идти. А то и так уже почти восемь!

Напоследок, Ник пошел рассказывать Таши про розетку. А то вдруг он не в курсе или забыл. А нам стыдно. Он же нам номер без розетки за оговоренную сумму сдавал.

– Знаю я про розетку, – улыбнулся Таши, – просто я не помнил в каком она номере, поэтому и сдавал как без нее.

Счет при этом он нам не увеличил.

В общем, если захотите остановиться в Мананге у Таши, то старайтесь заселиться в первый справа номер на втором этаже. Там есть розетка.:)

За Манангом мы остановились на очередной фотостоп. И тут нас догнали вчерашние украинцы.

– Идут они не быстрее нас, – дружно подумали мы.

Ой, я же не рассказала Вам про украинцев. Мы познакомились вчера во время прогулки по Манангу. Мы гуляли, они сидели и заклеивали мозоли. Точнее девушка заклеивала, а мужчина ее ждал.

– Hi! Where are you from? – привычно поздоровался Кит. Нам на самом деле нравилось знакомиться со всеми встреченными туристами.

– Привет! Мы из Украины, – ответила девушка, – мы слышали, как вы разговаривали на русском.

Слово за слово и пара рассказывает, что они хотели идти через Тиличо на Джомсом, но не смогли найти гида за приемлемую цену. Гиды нонче дороги и требуют за этот небольшой трек 300 баксов, а самостоятельно найти тропу за Тиличо, говорят, очень непросто. Украинцы такие деньги выкладывать были не готовы. Так что придется идти через Торунг Ла.

– Жаль, конечно, – размышлял мужчина, – это же совсем недалеко.

Они начинают с Ником рассуждать о времени, которое бы занял трек.

– Ну вы можете хотя бы просто до Тиличо сходить, – предлагает Кит, – туда гид не нужен. Тропа видна, не потеряетесь. Трек на три дня. Если очень сильно постараться – на два, но тогда на второй день вам придется успеть и к озеру сходить, и до Як-Кхарки дойти.

– Да ну что ты говоришь, – возмутился мужчина, – мы туда вчера сбегали. Какие три дня!

– Куда… сбегали… – недоумеваем мы.

– Да на Тиличо!

Мы с Ником ощущаем себя ясельной группой детского сада. То, что мы шли три дня, оказывается на день “сбегать”…

Так что остаток дня над нами висит осознание собственной неполноценности. Правда, мы успокаиваем себя тем, что почти все остальные туристы отводят на трек Мананг – Тиличо – Мананг три дня, так что не одни мы такие немощные.

В общем, украинцы теперь нам представлялись горными мега-лосями, к спортивной форме которых надо стремиться.

За Манангом начался длинный подъем: за 4 километра нам надо набрать 400 метров, а там Гунсанг, где мы планировали попить чаю с припасенными spring roll’ами.

Где-то на этом участке на одном из фотостопов нас обгоняют китайцы с портером. Портеров груженых таким образом мы еще не видели: столитровый рюкзак за спиной и еще по огромной сумке в каждой руке. Что там можно набрать в трекинг на такой объем, мы так и не поняли. Благо портер был здоровенный мужик под метр девяносто. По здешним меркам – это очень большой рост. Так как даже мы с Ником считались здесь хорошего среднего роста на фоне преимущественно низкорослого местного населения.

Незадолго до деревни мы останавливаемся, чтобы понаблюдать за охотой каких-то крупных хищных птиц. Они летают группами по три особи. Летят друг за другом с промежутком в метров сто. Казалось бы, очень удобно фотографировать, так как время пролета птиц очень предсказуемо. Но между нами большое расстояние и мне никак не удается сфокусироваться. Да и света маловато.

В Гунсанге работал только один гест.

Во дворике смотрит в небо параболическое зеркало, правда, из-за облачности ничего на нем не кипятится и не сушится.

Хозяин геста “Chulu West” оказался очень разговорчивым пареньком. Пока мы ели взятые еще из Мананга spring roll’ы, он  расспрашивал нас про трек, про впечатления от Непала.

– Смотрите, там як! – показал он нам на склон горы, где мы признаться, ничего не увидели.

– Ну вон же! – не унимался он.

Когда он понял, что яка мы, как бы он ни старался, мы не разглядим, то стал рассказывать о местной живности.

Рассказал, что сейчас якам на этой высоте жарко, так что раньше четырех с половиной тысяч мы их вряд ли встретим. Зато зимой дикие яки наглеют настолько, что приходят к нему объедать огород! В подтверждение своих слов он показал, снятую на мобильник фотографию черного лохматого яка пасущегося на его грядках.

– А их погладить можно? Они злые? – поинтересовалась я. После картин Вана Игуана (посмотрите их обязательно, они есть в интернете) все яки мне казались очень милыми и добродушными животными.

Хозяин геста смерил меня безумным взглядом:

– No! It’s agressive! Very agressive!

В общем, с мечтой потырчить яка пришлось расстаться.

– А еще вот кто сюда заходит, – показал он на лежащий во дворике череп горного козла.

Так что по зиме к Гунсангу спускаются с гор яки, горные козлы, овцы и даже шакалы.

Мы вспоминаем еще один вопрос, который давно нас мучает. Это сейчас мы знаем, что за растение сплетает этот прекрасный ярко-розовый ковер на многочисленных террасах вокруг деревень. А тогда мы понятия не имели что это. Об этом и спросили. Паренек называет множество слов, по-видимому, подбирая синонимы, но все они на непали, и мы не понимаем. Он уже готов сдаться, но тут, вспомнив, восклицает:

– Чапати!

Все, мы поняли, это гречиха.:)

Попрощавшись с общительным непальцем, мы отправились дальше.

Далее пара часов, включая фотостопы и мы будем в Як-Кхарке, благо набора на этой части пути почти нет.

Вдоль тропы встречается несколько пустующих (видимо, по причине low season) чайных домиков, пирамидки, молельные камни.

Плохо, что вышли мы сегодня поздно, так что дождь начал накрапывать, когда мы только подходили к Як-Кхарке.

Поневоле пришлось идти в лодж, чтобы переждать дождик переросший в ливень. В гесте мы познакомились с ребятами из Канады и Америки. Они пока не решили идти ли дальше: все-таки дождь, или остаться тут.

В этом же гесте остановились и китайцы. По словам их портера дальше они сегодня не пойдут. В отличие от китайцев их портер общался с нами с удовольствием. Рассказал про цены на транспорт от Ранипавы и Джомсома, предостерег, чтобы мы были поосторожнее с горячими источниками в Татопани, так как летом они могут быть обжигающе горячими.

Вообще, многие местные общались с нами весьма охотно, даже, если это не грозило им какой-то финансовой выгодой. Другие европейцы по нашим наблюдениям общались с локалами лишь по необходимости.

Пока готовились заказанные нами чизбургеры (обычные сэндвичи с расплавленным сыром), я осматривала просторный dinning room. И нашла прейскурант, согласно которому час зарядки от гестовской розетки стоит сто рупий! Ничего себе!

Когда дождь немного затих, мы решили, что все же стоит идти до Ледара, так как сил еще полно, да и солнце еще высоко.

За полтора километра до Ледара нас догнал одинокий турист.

Француз!

– Как?! – недоумевает Кит.

Оказалось, что Француз, дойдя в день нашей встречи до Кангшара, понял что ни чистых, ни хотя бы сухих вещей у него больше нет, и остался там на день стираться и сушиться. Опять получилось, что как ни старался он идти быстрее, мы его в очередной раз догнали.

Узнав, что за нами должно идти еще несколько туристов, Француз убегает вперед, чтобы успеть занять номер по минимальной цене.

А мы не торопимся. Мы впитываем красоту Непала.

Она тут во всем: в горах, верхушки которых скрыты белыми шапками ледников…

в ярко-зеленой траве усеянной россыпью разноцветных мелких цветочков…

в густых облаках ползущих по тропе в сотне метров перед нами.

Возможно, они, как и мы, хотят попасть в Ледар?

Но иногда сквозь густую пелену облака пытается пробиться солнце.

Конечно, сезон дождей не показывает часть красоты Непала, как например, звездное небо над снежными шапками гор. Зато сейчас много других красот. Главное, уметь видеть их.

Сегодняшний рекомендованный трек короче обычного. Видимо из-за высоты. Но нам это даже лучше, так как вышли мы сегодня из-за ожидания портера слишком поздно.

В Ледаре оказалась всего пара гестов. Первый из них не работал по причине ремонта перед туристическим сезоном, так что мы остановились в дальнем, под названием Churi Lattar, за 150 рупий за ночь.

Света в номерах нет, но судя по восковым пятнам на подоконниках, у хозяев можно попросить свечи. А такая кровать, как в этом гесте, нам больше нигде за время путешествия по Непалу не встречалась. Она была двуспальная! Любопытно, а такие кровати были во всех номерах? Это было интересно потому, что в гесте жили и исключительно мужские трекерские группы.

На первом этаже геста находилась станция розлива воды. И о чудо, она работала!

В столовой уже сидела большая группа американцев: студенты какого-то вуза с дедушкой-преподавателем в качестве руководителя похода. Шли они, конечно, с гидом и портерами.

На ужин мы снова заказали дал-бат, очень уж он нам понравился. Нам принесли чечевичную похлебку в такой большой миске, как будто это было самостоятельное блюдо.

А вот вместо папада (тонкой лепешки) нам положили на рис какие-то гламурно-розовые чипсы.

Мы уплетали дал-бат, а Француз очень мучался, что у него закончились сигареты. А в гесте их не продавалось.

– Педро! – обратился он умоляющим голосом, к одному из вошедших в dinning room испанцев – у тебя нет сигарет?

Но сигарет у Педро не оказалось. Зато у Педро были фотографии следующего участка трека.  Дело в том, что испанцы явно испытывали недостаток движения. Каждый день, заселившись в гест, они оставляли вещи и налегке проходили половину трека следующего дня (как бы акклиматизация), а потом возвращались.

Но фотографии были нужны Французу не так сильно, как сигареты, так что он продолжил страдать.  Даже непальцы сочувствовали бедолаге-курильщику и дали ему тот самый желтый пакетик с Ганешем, причем бесплатно. Француз попробовал пожевать табак, но ему не понравилось. И он стал предаваться тоске дальше. Так как сейчас он был зациклен на куреве, то вспомнил, что курил в Катманду (не сигареты, конечно) и какой был эффект. Потом в своих воспоминаниях он перешел к местному растаману, который и отговорил его принимать диамокс. Мол, от него случается упадок мужских сил. А Француз этого допустить ну никак не мог. А вдруг он встретит красивую девушку, а тут такой облом? Про то, что во Франции его ждет девушка, он в такие моменты забывал напрочь.

– Не принимай диамокс! – уговаривал Француз Ника, – а то как же вы?

Кит усмехнулся.

Француз заметил у него на пальце обручальное кольцо:

– Так вы женаты?

– Два года

– А, ну тогда ладно.

Весь этот диалог происходил при мне. И учитывая, что я обычно молчу, Француз думал, что, значит, и не понимаю по-английски. Правда, в этот раз мое хихиканье меня выдало.:)

Выспались мы на двухспальной кровати замечательно. И сложно сказать, что было тому причиной: принятый позавчера диамокс, усталость или два года брака.:)

А вот карта этого дня:

За день пройдено примерно 13,5 километров. Набор высоты с 3459 метров до 4198. Максимальная высота трека 4223 метра. Общий набор – 990 метров, общий сброс – 250 метров.

За день потрачено 1 910 рупий.

Мы решили больше не выкладывать превьюшки оставшихся фотографий в конце поста, так как они не на всех разрешениях экрана красиво заверстываются. Поэтому все фотографии того дня можно увидеть по ссылке. К сожалению, они там идут вперемешку, так как съемка велась параллельно на два фотоаппарата. Когда немного освобожусь, рассортирую их по времени съемки.

Все этапы этого путешествия:
Трекинг вокруг Аннапурны в сезон дождей: перелет (21-22.07.2011), Катманду (23-24.07.2011), Катманду – Бульбуле (25.07.2011), Бульбуле – Бахунданда (26.07.2011), Бахунданда – Шричаур (27.07.2011), Шричаур – Тал (28.07.2011), Тал – Данакье (29.07.2011), Данакье – Чаме (30.07.2011), Чаме (31.07.2011), Чаме – Писанг (1.08.2011), Писанг – Мананг (2.08.2011), Мананг (3.08.2011), Мананг – Tilicho Base Camp (4.08.2011), Tilicho Base Camp – озеро Тиличо – Tilicho Base Camp (5.08.2011), Tilicho Base Camp – Мананг (6.08.2011), Мананг – Ледар (7.08.2011), Ледар – High Camp (8.08.2011), High Camp – перевал Торунг Ла (9.08.2011), перевал Торунг Ла – Муктинат (10.08.2011), Муктинат – Кагбени (11.08.2011), Кагбени – Марфа (12.08.2011), Марфа – Лете (13.08.2011), Лете – Татопани (14.08.2011), Татопани – Покхара (15.08.2011), Покхара (16-17.08.2011), Покхара – Катманду: забастовка в Непале (18.08.2011), Катманду (19.08.2011), возвращение (20-21.08.2011). Слайд-шоу о треке.

Понравилась статья? Будет много интересного! Подпишитесь на обновления:

Поделиться в соц.сетях

Ваш email не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

*